Марид Муталимов: Свою дружбу на Олимпиаду не променял!


Главная » Новости » Марид Муталимов: Свою дружбу на Олимпиаду не променял!

Казахстанские любители вольной борьбы хорошо помнят имя Марида Муталимова, достойно представлявшего цвета бюрюзового флага на международной арене. Марид 6 раз стоял на пьедестале почета чемпионатов Азии, из них трижды завоевывал медали высшего достоинства. Главной же наградой в коллекции Муталимова является бронза Олимпийских игр в Пекине.

SPORTTIME.KZ «отправился» в Махачкалу, чтобы подробно побеседовать с титулованным борцом, и вспомнить о спортивном пути.

— Марид как поживаете? Чем занимаетесь?

— Спасибо, у меня все хорошо. В настоящее время проживаю в Махачкале, работаю в Парламенте, то есть в Мажилисе по казахски (смеется).

— Многие борцы, что в Казахстане, что в России по завершении карьеры начинают тренерскую деятельность, либо уходят на административную спортивную должность. Вернуться в борьбу и заняться тренерской деятельностью есть желание?

— Желание тренировать, конечно же, есть, просто пока нет соответствующих предложений. Очень хочу себя попробовать, если честно в тренерской работе. Мне это нравится, работа с людьми, с детьми, передать подрастающему поколению свой опыт и навыки. Я думаю, если будет предложение, то я обязательно задумаюсь об этом.

— В прошлом году вы посетили лицензионный чемпионат мира по борьбе в Нур-Султане. До этого, какой период времени не были в Казахстане, и в целом какие изменения могли бы отметить?

— Честно говоря, мне очень понравилось в столице. Чемпионат мира был проведен и организован на высшем уровне, все прошло на одном дыхании. Сам город растет, развивается, но признаюсь, мне Алматы все-таки нравится больше, он роднее что ли. А так в Казахстане я практически каждый год бываю. Приезжаю в Мангистаускую область, где у меня много друзей. В Атырау часто бываю. Казахстан я очень сильно люблю, и считаю его своей второй родиной. Всегда с большим удовольствием сюда приезжаю.       

— Тебя считают одним из самых успешных казахстанских борцов вольного стиля. В Казахстан ты приезжал еще перед Афинской Олимпиадой. В 2003 году выиграл первую медаль – бронзу на чемпионате Азии. Давай немного вспомним тот период, как состоялся твой переход?

— Мне еще в 2002 году поступало предложение от Аманжола Кунболатовича Бугубаева. Он несколько раз звонил, говорил, приезжай, будешь выступать за Казахстан. Я попросил некоторое время на раздумье, после чего согласился. Я же по национальности кумык, и наш язык очень схож с казахским. Наверное, это стало ключевым и немаловажным фактором. Да и многих ребят по той сборной лично знал, поэтому с адаптацией проблем не было.

— После европейского стиля борьбы, как бы сравнил борьбу на азиатском континенте?

— Мой первый старт в составе сборной Казахстана был на чемпионате Азии в 2003 году, где я стал бронзовым призером. Тогда, в полуфинале я проиграл иранцу, у которого, кстати, через год выиграл в финале на аналогичных состязаниях. И пошла череда турниров, сборов, квалификационный чемпионат мира, где я взял лицензию на Олимпиаду. Если сравнивать борьбу в Европе и Азии, то, на тот период, борьба в Азии была немного слабее европейской. Если в Азии борьба хорошо культивировалась в Иране, Казахстане и Узбекистане, то в Европе борьба развивалась равномерно практически по всему континенту. Соответственно, конкуренции здесь было больше, поскольку множество россиян, по большей части из Дагестана уезжали бороться за другие европейские страны и повышали местный  уровень.

— В 2008 году ты стал обладателем олимпийской бронзовой медали. Через 4 года ты завоевал лицензию, но на Олимпиаду в Лондон так и не поехал. Почему так получилось?

— Это такая давняя история, о которой меня постоянно спрашивают. Честно говоря, я и сам уже устал ее рассказывать. Дело в том, что когда я приезжал в Казахстан в 2003 году, мы с Леонидом Спиридоновым представляли Усть-Каменогорск, где тогда поддержку, в том числе и финансовую, нам оказывал Марат Музапаров. Нам тогда сказали, — «Ребята, после Олимпиады приедете, у вас все будет – квартиры, автомобили и т.д». – Мы с Леонидом завоевали лицензии, съездили на Олимпиаду. В тот период у Музапарова начались проблемы с законом, и перед Пекинской Олимпиадой мы оказались не нужны нашему региону. Новое руководство так и сказало, — «Денег нет, помочь ничем не можем». – Мы совсем остались без зарплат. В тот период позвонил именитый казахстанский «вольник» Магомед Куруглиев, который работал в Актау и пригласил выступать за Мангистаускую область. Все решалось на уровне Управлений спорта. На запрос Магомеда в ВКО ответили, что не могут платить нам зарплату. Я уехал в Актау, а Спиридонов в Астану. Прошла Олимпиада в Пекине, где я, как вы знаете, завоевал бронзовую медаль. И вот после этого начались непонятные игры. Сначала мне позвонили из Усть-Каменогорска и попросили, чтобы я записал к себе вторым тренером какого-то человека, которому нужно было получить звание заслуженного тренера. На что я отказался, поскольку изначально обещанные с их стороны условия вообще не были выполнены. Когда мне было плохо, все ведь отвернулись от меня, а теперь с олимпийской медалью я вдруг стал нужен. Уже ближе к Лондонской Олимпиаде, Музапаров вновь вернулся и выразил желание развивать борьбу  в Усть-Каменогорске. На последнем квалификационном турнире в Астане, ко мне подошли люди и сказали, типа ты завоевал лицензию, давай снова переходи бороться за Усть-Каменогорск. Причем, пытались даже подключить к этому разговору Даулета Болатовича Турлыханова. Я тогда сказал Турлыханову, что с моей стороны это будет не правильно и не справедливо. Кинуть Магомеда Куруглиева, всех тренеров и ребят, которые со мной работали, сказав все спасибо, я от вас ухожу?! Нет, это не в моих правилах. Мне не позволяет так сделать моя совесть! Это, в конце концов не по мужски, предавать людей на полпути.

В Актау, для меня были созданы все необходимые условия, от житейско-бытовых до организации тренировочного процесса. Я отказался от перехода обратно в ВКО, и тут начались проблемы за пару месяцев до Олимпиады в Лондоне. Вместо меня повезли Даулета Шабанбая, который только-только перешел в тяжелый вес и выступил всего на нескольких турнирах. В отношении меня тогда говорили, что я не захотел выступать, якобы не приехал на последний отборочный турнир. Такого не было, это вам подтверждаю. Мне люди прямо в лицо сказали: «Либо переезжаешь из Актау в Усть-Каменогорск, либо на Олимпиаду не едешь». Моя позиция была такой: «Честь дороже денег, свою дружбу на Олимпиаду не променяю».

 — Итоговый расклад Лондонской Олимпиады сейчас очень сильно изменился. Чемпион и финалист дисквалифицированы. Билял Махов признан победителем. Даулет Шабанбай получил бронзу. Сейчас нет сожаления от того, что те Олимпийские игры могли стать для тебя золотыми?

— Действительно, та Олимпиада была полна сюрпризов, столько людей попалось на допинге. Одно могу сказать точно. Каждый, кто был на пьедестале на тот момент, определенно стоял на своем месте. Каждый заслужил свое место и свою медаль. В сердцах и памяти людей Таймазов все равно останется олимпийским чемпионом. Как бы я не дружил с Маховым и Бахтияром Ахмедовым, они в глубине души все равно знают, где и на каком месте находились на тот момент. Для страны это да, зачет, формальность, дополнительная медаль. Но сам спортсмен все равно знает, что он проиграл эту схватку. У Таймазова хоть 7 медалей заберите, но тот драйф, кайф и эмоции, который ты получаешь стоя на пьедестале, уже не испытаешь, получая медаль через столько лет.

— Один из самых сложных моментов в жизни каждого спортсмена – это решение о завершении карьеры. У тебя этот момент наступил спонтанно, либо шел к этому решению осмысленно?

— Честно сказать, я и не хотел завершать карьеру на тот момент. После тех интриг, которые случились перед Лондоном, я около года вообще не тренировался. Потом отдохнул, вернулся вновь, начал готовиться к турнирам, но тут начали беспокоить старые травмы, которые и подтолкнули меня завершить карьеру.

 — Очень много примеров, когда спортсмены боролись почти до 40 лет. Например, Давид Мусульбес, Махарбек Хадарцев. Даулет Шабанбай все также в строю. Нет сожаления о том, что ушел из борьбы немного рано? 

— Время не обманешь. История не знает примеров, когда после возвращения люди добивались тех же результатов, что и раньше. Хадарцев возвращался, Давид Мусульбес, Арсен Фадзаев. Но никто никому ничего не доказал. Возраст дает знать о себе. С молодыми соперничать очень сложно. Сейчас ведь и медицина иная, тренируются по другому, условия другие. Чем проигрывать молодым борцам, лучше в памяти людей я останусь таким, каким они меня видели и помнят на ковре. Я доволен своей спортивной карьерой.

— После завершения спортивной карьеры, были предложения остаться в Казахстане?

— Нет, из Казахстана таких предложений не поступало. Я, если честно, легкий на подъем. И как уже говорил выше, мне было бы интересно тренировать. Недавно у меня был разговор с руководством Казахстанской федерации греко-римской, вольной и женской борьбы, в том числе и с Маирбеком Юсуповым. Сказал, что готов помочь команде, поработать с тяжами. Думаю, мой опыт пригодился бы. Я же все-таки почти 15-17 лет своей жизни посвятил Казахстану, и хотел бы быть рядом с командой, близкими мне людьми.

— У Казахстана в вольной борьбе за все время нет золотой медали Олимпийских игр и чемпионатов мира. В чем причина, на твой взгляд?

— Я думаю, это дело времени. Нужно просто потерпеть, может еще не пришел час. В Казахстане очень много молодых и перспективных молодых ребят, и прошлогодний чемпионат мира показал, что у команды есть потенциал. Я уверен, золотые медали скоро будут.

— Кого бы ты мог отметить в нынешней сборной Казахстана?

— Я назову несколько фамилий, которые на мой взгляд, могут побороться за место на пьедестале. Это Нурислам Санаев (57 кг). Данияр Кайсанов (74 кг) тоже хороший парень, очень чувствительный, может показать хорошие результаты. Выступающего в весе до 97 кг Алишера Ергали также отметил бы. Молодой, сильный, хорошо сложенный парень. Ему бы еще чуть прибавить в техническом плане. Думаю, на следующей Олимпиаде он будет просто идеальным борцом. Мог бы отметить и Даулета Ниязбекова (65 кг), но здесь опять же возраст. Он же боролся еще в тот период, когда я выступал. Может быть имеет смысл ему уступить дорогу молодым? Хотя каждый сам вправе решать что и когда ему делать.

— В твоем весе сейчас выступает Юсуп Батырмурзаев, который в прошлом году показал высокие результаты, выиграв ряд крупных турниров и став чемпионом Азии. За ним удалось понаблюдать?

— Да, с Юсупом я познакомился в прошлом году, как раз перед мировым первенством. Он тогда не боролся. Я видел его борьбу на чемпионате Азии. Молодой, амбициозный, очень бросковый. Я думаю, он должен прибавить и закрепиться в этом весе, стать лидером. Для этого у него есть все данные. Определяющими для него станут ближайший олимпийский цикл.

— Вспомни какой-нибудь интересный случай, произошедший с тобой в Казахстане?          

— Интересных случаев было очень много (смеется), можно много что вспомнить. Я скажу о другом. Меня всегда удивляло, почему нашей базой считался санаторий «Каргалинка», где у нас проходили почти все сборы. Это при том, что в стране есть ресурсы, есть возможности, есть люди любящие борьбу и имеющие возможность вложить средства для развития инфраструктуры. А вот Центра вольной борьбы, собственной базы у нас не было. На тот момент для нас было большой проблемой, отсутствие условий. Мы практически тренировались в таких закрытых помещениях, где даже воздух не проходил. Для подготовки сборной страны это было не очень хорошо. Иногда доходило до того, что нам по времени приходилось подстраиваться под «классиков», либо под кого-то еще. Было сложное время, но, тем не менее, мы показывали хорошие результаты. Мне бы очень хотелось, чтобы у борцов в Казахстане была своя база, свой центр. Общаясь с ребятами сейчас, слышу, что вроде условия определенные есть, борцы получают стабильную зарплату, все ездят на сборы, турниры.

— Если бы в Дагестане тебя попросили описать Казахстан несколькими словами, чтобы ты сказал?

— Ты знаешь, меня многие спрашивают про Казахстан. Я всегда говорю, что эта страна у меня на первом месте. Столица – новый город, который напоминает Дубай. Я уже не говорю про Алматы, который очень сильно люблю. Это большой, красивый и зеленый город, где есть множество прекрасных мест, которые можно посетить. У меня есть маленькая мечта – купить квартиру или домик в Алматы, забрать свою семью и жить там.

— С кем из ребят своего поколения поддерживаешь отношения?

— Со многими ребятами на связи, поддерживаю отношения, дружим. Есть круг людей, которым я благодарен. За дружбу, за помощь и теплые отношения. Покойный Талгат Атабаев, Куандык Жоламанов, они всегда держали руку на пульсе борьбы. С Магомедом Куруглиевым, Исламом Байрамуковым, Нуржаном Катаевым, Бауржаном Нурмахановым – тренером нашим, часто созваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками. В период, когда работал Аманжол Кунболатович Бугубаев, у нас была самая классная команда, отличная атмосфера в коллективе. Скучаю по тем временам. Отдельно хотел бы отметить такого человека как Адай Тшарбаев, который в нашу пору был вице-президентом Федерации. Это гигант, многогранная личность! Большой человек, знающий и любящий свое дело. Он один их тех, кто связан с теми достижениями, которые мы показывали. Этого человека я очень сильно люблю и уважаю. С ним мы постоянно на связи. Во время моей спортивной карьеры, он помогал в решении очень многих вопросов. Даже перед прошлогодним чемпионатом мира мы созванивались, он меня постоянно спрашивал, «Чем могу помочь, где будешь размещаться, кто будет встречать». Всем хорошим и добрым людям из Казахстана, с кем меня свела судьба, я передаю большой привет и всегда с радостью жду всех в гости!

SPORTTIME.KZ